Аксиома любви

Рецензия Степана Каменева

Аксиома любви

Итак, просчитанная до мелочей, кстати, порой очень милых и забавных, названная в честь геометрической задачи комедия, написанная в 20-х годах ХХ века, дошла до подмостков Тверского драмтеатра. Речь идёт о спектакле по пьесе знаменитого советского литератора и драматурга В.П. Катаева «Квадратура круга», поставленной В.А. Персиковым.

Конечно, сложно что-то говорить о содержании произведения, которое в своё время гастролировало по Бродвею. Однако, на первый взгляд, кажется, что оно вызывало интерес только как творение автора из молодого советского государства.

И, в первую очередь, тем, что на примере одной комнаты быт того периода показан во всех деталях. Её пространство обозначено декорацией-выгородкой, символизирующей стены, оклеенные газетами, плакатами, листовками и тому подобным, – всем, что заменяло советским гражданам такую мелкобуржуазную и мещанскую вещь, как обои. Также особенно интересной находкой оказывается скамейка, которую, по пьесе, принесли с Чистых прудов.

На пространстве действия всё говорит о «революционности» обстановки, и о том, что гражданская война совсем недавно кончилась, а НЭП только-только сменил «военный коммунизм». И даже героиня Людмила, привнесшая в эту походно-(отчасти)-маргинальную обстановку нотки уюта, критикуется и как беспартийный товарищ, и как человек, повесивший на стены портреты бабушки и дедушки, накрытые «мелкобуржуазными» салфеточками. Героине даже периодически приходится прикрываться статусом дедушки-самовыдвиженца.

Это и ужасно, и прекрасно одновременно. Людям приходится ютиться в одной комнате, но они молоды, оптимистично настроены и не теряют чувства юмора. А жить и работать им, конечно же, помогают песни и танцы. Ведь изначально жанр произведения – водевиль, режиссер спектакля В.А. Персиков изменил его на комедию-шутку, но при этом оставил задорные куплеты и хореографические элементы, которые дополняют драматическое действие, весьма оживляя его. К тому же, вкупе с чётко выстроенным светом и видеоинсталляциями это очень впечатляет и захватывает.

Что же касается того, что может рассмешить зрителя в премьерном спектакле Театра драмы – арсенал довольно внушителен. То, что очень веселит зрителя на протяжении всего действия – одесский говор Абрама, политически подкованного и чуть ли не самого идейного обитателя жилплощади. Полагаю, что это удачная актёрская работа Никиты Берёзкина, он ни разу не сбивается на протяжении спектакля, а также использует характерные для родного города героя словечки и фразы. Также любопытен этюд исполнителя с деревянными кОзлами. Если брать во внимание известную симпатию артиста к фильмам Чаплина, становится понятно, что она помогает ему отточить смешные движения для роли. В этом плане схож и эпизод с зашиванием штанов, которые у него, к слову, единственные. Также на Абрамовой половине комнаты нет портретов и картин, зато чего много – так это книг, плакатов, а в лексиконе можно встретить фразы «рабочий контакт» и «политическая платформа».

Его сосед по комнате – Вася, супруг Людмилы – во многом, в хорошем смысле этого слова, смешон. Его образ составлен из цветастого галстука, костюма с кармашками, напоминающего не то Винтика или Шпунтика, не то Пончика, и, по словам Абрама, нэпмановских ботиночек. Но при этом хоть у него и есть пальто, оно у него всего одно. Им он, к слову, укрывается вместо одеяла. В общем и целом, его манера поведения в разных ситуациях, в том числе и в ссоре, очень мягкая и абсолютно комедийная. Впрочем, к сожалению, порой кажется, что актёр Евгений Романов не слишком правдоподобен. Хотя, быть может, этого требует задумка – как драматурга, так и режиссёра: широкие действия собирательных образов, которым присуща некоторая плакатность.

Если говорить о женских действующих лицах, то их типы характеров кажутся более сильными, и действуют они более смело. В них меньше чисто комедийного.

Тоня – это типичная девушка 20-х годов, которая вместо французских романов читает книги по политэкономии, с энтузиазмом ходит на партсобрания и митинги, рассуждает об эмансипации и разделении труда и не допускает, как сама, так и по отношению к себе, излишних эмоций и сентиментальности. Она – настоящая «подруга жизни», выражаясь тогдашним сухим и строгим языком. Так же, как и у Абрама, на ней типичный атрибут облика советского гражданина тех лет – кожаная куртка. Правда, в целом, гардероб у неё богаче, чем у товарища. Актриса Виктория Козлова справляется с ролью на все сто, порой манера её игры напоминает поведение героини-комиссара из фильма по роману М.А. Булгакова «Собачье сердце». Но только, что касается твёрдости. При этом Тоня не лишена подлинных эмоций и чувств, несмотря на «пропитанность» идеями.

А вот в поведении Людмилы – наоборот, чувствуются отголоски чего-то, если уж не белогвардейского, то мещанского точно. Именно она пытается привнести в квартиру «квадратурцев» порядок. Её наряды и любовь к русским романсам выдают в героине отсутствие интереса к политическим процессам и судьбам пролетариата и крестьянства. Хотя, в какой-то момент она проникается идеей быть «боевой подругой». В тоже время в жизни она занимает чёткую позицию: домохозяйка, как и её бабушка. Стоит отметить, что мягкость характера, перемежающаяся с твёрдостью намерений и решений, очень органично изображена Евгенией Голубевой. Однако периодически, кажется, что она выглядит старше своего возраста. Возможно, всё дело в аллюзиях к дореволюционному образу девушки в прописанной роли.

В чём же завязка, почему произведению дано имя «Квадратура круга»? Сам термин пришёл, как уже было упомянуто, из геометрии и обозначает неразрешимую задачу на построение равных по площади квадрата и круга только лишь с помощью циркуля и линейки. Что же пытаются «начертить» главные герои? Конечно же, свою жизнь. Имея минимум средств, как и в науке (см. чуть выше), находясь в сравнительно небольшом пространстве.

Интересно воплощение режиссером В.А. Персиковым идей в перипетиях, в которые попадают четыре молодых человека. В ситуациях неизменно участвуют два героя, которые, кажется, воплощают такие категории, как Разум и Чувства, это – красноармеец Флавий, занимающийся юридическими вопросами, и поэт Емельян Чернозёмный, вдохновляющий всех на новые подвиги и заставляющий задуматься «о вечном».

Если говорить о минусах, то порой кажется, что действие слегка схематично и, если можно так выразиться, немного аляповато. Это впечатление не сглаживают песни и танцы. Иногда в голову приходят мысли, что игре актёров не хватает глубины. В том числе это, к сожалению, подчёркивают диалоги с залом, которые кажутся блёклыми и ненужными. Зритель отвык от прямого обращения к нему с требованием ответа. Да и нужно ли это в наше время? Ведь у людей, настроенных с героем на одну волну, и так рождается в душе отклик на все реплики, монологи и риторические вопросы. Это, к несчастью, напоминает агитку.

Что же касается ответа на поставленную задачу, считающуюся вечно неразрешимой… На одном из порталов можно найти высказывание, что пьеса о том, как «любили наши бабушки и прабабушки». Но позвольте, любовь во все времена одинакова по своей сути. Это доказывают и те страсти, которые кипят на сцене: ссоры, примирения, измены, клятвы в верности. Ведь именно в этом квадрате комнаты, который пересекается с окружающим миром, находят примерный ответ (который существует и в науке при решении задачи квадратура круга), как всё сделать «этично», выражаясь словами одного из героев. И алгоритм предельно прост – полюбить. По-настоящему.

Мой вердикт: 7 из 10.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru

PR-отдел

pr@tatd.ru

Тверь, Советская 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Hot

Подписка на новости

Яндекс.Метрика