Актриса Светлана Филатова: «На амбиции нет времени. Нужно заниматься делом!»

Газета "Вся Тверь" (газета-вся-тверь.рф); Андрей Вартиков

Актриса Светлана Филатова: «На амбиции нет времени. Нужно заниматься делом!»

Поводов для встречи со Светланой Филатовой у меня было два: я посмотрел спектакль «Визит старой дамы», и, читая биографию актрисы, обнаружил, что в этом году исполнилось 45 лет с тех пор, как она переступила порог нашего Театра драмы. Хватило бы и одного юбилея! Однако актуальность спектакля, в котором на сцену вышли актеры с колоссальным профессиональным опытом, перевесила. Собственно, с вопроса о спектакле и началась наша беседа.

– Светлана, первый мой вопрос к вам не как к актрисе, а как к режиссеру спектакля «Визит старой дамы». Почему именно эта пьеса? Да, она созвучна сегодняшнему дню. Небольшой городок Гюллен, жители которого мечтают выбраться из нищеты. Их последняя надежда – визит самой богатой женщины мира Клер Цаханасьян, отправившейся в мировое турне с благотворительной целью. Она приехала, она готова помочь, но при одном условии… И это условие – жажда справедливости, но за деньги. Сегодня все хотят справедливости, и все хотят лучшей жизни. Уловит ли нынешнее поколение главную мысль произведения, учитывая ту роль, которая нынче отводится деньгам?

– Да, вы правы: деньги сегодня манипулируют человеком, решают человеческие судьбы. Почему «Визит»? Я часто просматриваю интернет в поисках чего-то нового. И случайно открыла для себя экранизацию немецкого фильма 2008 года «Визит дамы». Потрясла игра актрисы, воплотившей образ Клер Цаханасьян. Решение этой роли в фильме натолкнуло меня на мысль сместить акцент в спектакле с мести главной героини бывшему возлюбленному на то, как жители города Гюллена изменили свои убеждения под влиянием денег.

– За последние годы несколько миллиардеров отказались от своих состояний в пользу благотворительности. В России пока с этим большие сложности. У вас есть надежда, что кто-то из местных олигархов после вашего спектакля тоже захочет помочь нашему обществу?

– Думаю, что ничего подобного не случится. Я вообще не думаю, что театр видоизменяет людей. Это иллюзия. Достаточно того, что хоть один человек задумается о том, что он увидел в спектакле.

– Странно слышать такие слова от актрисы советской школы. Я помню, как многие ваши коллеги, выходя к зрителям, говорили, что они будут счастливы, если после спектакля хоть один человек станет добрее. То есть театр вовсе не должен что-то нести и воспитывать?

– И воспитывать, и нести – должен! Просто я не верю, что театр может изменить общество.

– А вам известен хоть один случай, когда вам удалось заставить задуматься хоть одного зрителя?

– Я знаю таких людей. Хорошо помню одну десятиклассницу, которая ходила на мои спектакли и затем караулила меня у служебного входа. Достаточно свободная, вольная, обеспеченная и… взбалмошная. Первый раз я увидела ее после моего спектакля «Веселенькое воскресенье для пикника» Т. Уильямса. И он повлиял на ее дальнейшую судьбу.

– Думаю, что вы сумели изменить не только эту девочку. Все-таки 45 лет на сцене —это целая жизнь. Интересно, а когда вы поняли, что профессию выбрали правильно? И были ли моменты разочарования в работе или от работы? И вообще, театр – это работа?

– Слово «театр» в меня вошло с детства, которое я провела в западной Украине в Ивано-Франковске. Театр был рядом с моим домом. Все время туда бегала. Меня знали все актеры. Помню, что именно тогда я задала этот вопрос. Один из актеров сказал, что у него завтра спектакль и ему нужно на работу. «Разве театр — это работа?» – спросила я. Теперь я понимаю, что это работа, и очень напряженная. Как можно заниматься чем-то, кроме театра? Не знаю. А разочарования… никогда не было в выборе моей профессии… Все время искать что-то новое…

– И в поисках этого нового вы стали возить свои спектакли в Москву? С чего же начались эти столичные гастроли?

– В двухтысячном году был юбилей Артура Миллера, известного американского драматурга. И ЦДРИ (Центральный дом работников искусств, г. Москва) решил собрать театры, в которых шли пьесы Миллера. У нас шел спектакль «Цена», и нас пригласили выступить со сценами. Кроме них, я подготовила монолог Мэрилин Монро из автобиографической повести Миллера «Наплывы времени». С тех пор мне дали зеленый свет на эту элитную столичную площадку.

– А как был принят в ЦДРИ «Визит старой дамы»?

– Нас долго не отпускали со сцены. И это всегда очень приятно.

– А для вас есть какая-то разница: играть на нашей сцене или в столице?

– С точки зрения отдачи – никакой.

– Вы — амбициозная актриса?

– Нет. На амбиции у меня нет времени (улыбается). Нужно заниматься делом!

– И ничто вам не мешает воплощать свои замыслы в жизнь, даже цифра «66» на вашей гримерке?

– Встреча с самым мистическим человеком двадцатого века произошла у меня задолго до того, как я обжилась в этой гримерке. И даже до того момента, как я стала актрисой. Я вообще думаю, что в любом случае профессию, которую я бы выбрала, все равно была бы творческой. Ведь я жила в старом и красивом польском доме, на первом этаже которого была филармония. Я помню, как к нам приезжала оперетта… И я бегала на все спектакли. А однажды в филармонию приехал Вольф Мессинг. Мне было лет 6… Я вошла в зал, а там полным-полно людей! Стою у стеночки и смотрю на сцену. Меня пропускали на все представления, потому что уже хорошо знали. И тут Мессинг попросил кого-то выйти к нему. Издалека, когда я смотрела на него, страшно не было. Пробралась на сцену. И… испугалась. На шее шишка, длинные вьющиеся волосы… Демон! А он взял меня за руку и попросил думать о своей мечте. И повел по залу… Ведет и шепчет: «Думай, думай…»

– А вы мечтали в этот момент о профессии актрисы?

– Не помню, ведь мне было страшно! Возможно, где-то в душе. А вы говорите о какой-то цифре. Но какая-то мистика в моей жизни, видимо, все-таки была. Любая цепь событий – это судьба актера. Я ведь получила главную роль в культовом спектакле Проскурина «Горькие травы» совсем девчонкой. В театре была паника! Жаловались в обком партии! На прогон пришли Петр Лукич Проскурин с Лилей (женой). Петр уже был очень известным писателем… Со слов Лилии Проскуриной, тогда со сцены спрыгнула «девчонка с двумя косичками»… А после премьеры обо мне писали все газеты…

Потом была «Варшавская мелодия» с учеником Анатолия Эфроса, Анатолием Ивановым. Очень талантливый режиссер!

…Сара Бернар… Париж! Я взялась за пьесу, когда ее переиграли многие звезды. В этом выборе точно есть что-то мистическое. Я была в Париже. Это была моя первая поездка в столицу Франции. Проезжая ночью по городу, я увидела горящие буквы «Sarah Bernhardt». Оказалось, это театр Сары Бернар. И мне сразу вспомнилась эта пьеса. Когда вернулась, тут же кинулась в библиотеку. Интересные материалы об актрисе для перевода выбрала на польском языке. И все! Сделала спектакль «На балу жизни». На днях французской культуры играли его в ЦДРИ. Спектакль отобрали для показа в Париже. Но не сложилось… Несмотря на это, в гостиной театра Сары Бернар висит наша афиша. В Тверском театре драмы «На балу жизни» шел десять лет!

– По вашим горящим глазам я понимаю, что вы не перестаете ждать от судьбы подобных подарков!

– Только вперед! Как говорил Пастернак:

«Все время, схватывая нить

Судеб, событий,

Жить, думать, чувствовать,

любить,

Свершать открытья».

Оригинал на http://www.xn-----6kcalbbrfn0iijf7msb.xn--p1ai/?p=22716

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru

PR-отдел

pr@tatd.ru

Тверь, Советская 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Hot

Подписка на новости

Яндекс.Метрика