Касса (Пн-Вс: 11:00 - 19:00):
8 (4822) 32-09-09   8 (4822) 32-22-92

Актриса Театра драмы Екатерина Юркова:«Главное – мечтать и воображать, и тогда всё сбудется»

Портал "Weekend" (wik-end.com), текст Степана Каменева

Актриса Театра драмы Екатерина Юркова:«Главное – мечтать и воображать, и тогда всё сбудется»

Прекрасная дама, которая, приехав в Тверь, чуть не отказала в замужестве кавалеру на сцене, но дорожит любовью своего супруга в жизни, она в детстве мечтала лечить людей, но теперь занимается врачеванием душ, за её мыслями сложно порой успеть, однако она их очень чётко и образно формулирует. Все эти слова об актрисе Тверского академического театра драмы Екатерине Юрковой. После окончания театрального сезона "Weekend-Тверь" поговорил с новым участником труппы.

Те из зрителей, кому посчастливилось увидеть премьерный спектакль «Антон Павлович шутит» на малой сцене и «Вечно живые» на большой сцене Тверского академического театра драмы, уверен, насладились игрой Екатерины. Сразу видно, что это характерная актриса с недюжинной энергетикой.

«Я люблю говорить правду», – признаётся собеседница, и мы сразу переходим на «ты». Это «сильное заявление» мы и проверяли на протяжении всей беседы.

За спиной у Екатерины Юрковой более пяти лет работы в Костромском театре, огромное количество ролей, позиция ведущей актрисы. Ставили в том театре классику, но упор делали на современную драматургию. Были и такие провокационные вещи, как пьесы В.В. Сигарева.

– Весёлые, озорные, находчивые герои – это всё на органике, то, что соответствует моей природе, а вот роли на сопротивление дают мне возможность перебороть себя, выйти на новый уровень. В спектакле по пьесе А.В. Курейчика «Осторожно – женщины!» в Костромском театре пришлось играть наивную, хрупкую студентку Лулу. Что ж, удалось усмирить свой темперамент, сама себе сказала: «Я смогла!»

Впереди ещё долгий творческий путь. Кого мечтаю сыграть – сложно сказать, очень много великолепной драматургии, к которой хотелось бы прикоснуться, воплотить в жизнь. Главное - мечтать и воображать, и тогда всё обязательно сбудется (смеётся). Считаю, что глобально надо вносить в искусство что-то новое. Но на основе классической школы.

– Образ дочери помещика (комедия «Предложение» в спектакле «Антон Павлович шутит») – пример именно академической подачи, но при этом яркого живого исполнения. Кроме того, была игра близко к тексту. Как относишься к импровизации?

– В Ярославском театральном институте для меня было самым сложным, когда давали, как раз таки, задание на импровизацию. Импровизация рождается во время процесса исполнения. Экспромт – это интересно, но те неожиданности, которые происходят на сцене, это другое.

Но если случится: кто-то забыл текст, не взял реквизит, – уверена, что не растеряюсь. Совершить, оправдать можно всё, если ты в роли, если ты в контексте своего действия…

– А вообще – как живётся на тверской сцене?

– Ой, хорошо. Когда только переехала в Тверь, преподавала в театральной студии. Но уже тогда, впервые посетив Академический театр драмы, отметила, что мне очень понравилась его атмосфера. Здесь работают замечательные артисты, люди искусства. Я часто воспринимаю всё на энергетическом уровне, и атмосфера жизни внутри театра - светлая и добрая. .. И вот есть такое поверье у артистов: если сцена тебя не полюбит, она может скинуть. Я поработала и на малой сцене, и на большой, – мне кажется, мы друг друга полюбили (смеётся).

– Что помогает вжиться в роль?

– Я сейчас начну говорить немного на фантазёрском уровне. У нас есть школа, в рамках которой нас обучали в Ярославском институте – это одно, а вот процесс работы над ролью очень для меня личный. Наверное, когда ты начинаешь работать над своей ролью, уже нет тебя, есть другой человек. Правда, с твоим жизненным опытом, исходя из которого, формируешь своё представление о герое. Помогает, когда отстраняешься, уходишь в себя и ищешь образ, который хочешь воплотить. По натуре я – фантазёрка. Новая роль – это как начать новую жизнь.

– Много ли работаешь над домашними заготовками для роли?

Когда репетиционный процесс начинается, тогда погружаешься в работу и уходишь в нее полностью. Уходя с репетиций, продолжаешь работать над ролью дома. Это называется домашняя работа над ролью, почти как в школе.

– А режиссёром ты была бы?

– Да.

Екатерина отвечает мгновенно. Ещё во время того, как я задаю вопрос. Смеёмся.

– Почему бы и нет? Когда работала в театральной студии, с молодыми дарованиями, практиковалась именно в этом деле. Некоторые спектакли занимали призовые места на различных конкурсах. Конечно, это несравнимый пример с театральной режиссурой. У нас были студенческие работы, в формате которых мы создавали постановки со своими одногруппниками в качестве актёров, а мастер уже потом корректировал наше видение. И уже в ту пору я поняла, что быть режиссёром - это очень интересно. В студенческие годы мои постановки реализовывались не только в рамках учебного заведения.

– А что бы в числе первого ты поставила?

– Ой, не знаю… Наверно, что-нибудь экзистенциальное. Не могу определиться с конкретными примерами. Когда я поступила в институт, мы углублённо изучали зарубежную литературу, меня очаровал стиль Камю, Сартра. Есть мечта – инсценировать что-то из их произведений.

Изобразительные средства и приёмы использовала бы максимально символистские. Как мы с Геннадием (муж актрисы, актер Театра драмы Геннадий Бабинов – прим. автора) выражаемся – чёрные кубы. Тёмное пространство, почти ничем не освещённое, минимум декораций, минимум реквизита. Только живой артист, его слово и какие-то нестандартные формы решения главной задачи. В этом наши с супругом представления об идеальной постановке схожи.

– Что ж, пока нет такого варианта, насколько я знаю, вы ведёте праздники и различные мероприятия?

– Ведём много, сами пишем сценарии. Работая с детьми, привносим элементы актёрских тренингов в наши игры и конкурсы. У нас дома даже есть своя гримёрка. Нам пришлось соорудить конструкцию, чтобы повесить костюмы. У кого-то кладовка с соленьями-вареньями, а у нас дверь открываешь, а там – реквизит всякий... Чего там только нет! Порой и сами не знаем – в какую Нарнию (в романе и фильме «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф» герои оказались в одноимённой сказочной стране, пройдя через шкаф – прим. автора) попадём, зайдя в глубины этой каморки. Что ж, наш реквизит – это наш доход. Сегодня только Гена открыл это хранилище, что-то посыпалось. «Нужно прибраться» – отметил хозяин.

Как бы смешно это ни звучало – из одной костюмерной на работе переходим в другую, в квартире, чтобы вновь поработать. Но мы сами выбрали этот путь.

– Если не актриса, то кто? О чём мечтала в детстве?

– Я мечтала стать врачом. Когда появился ребёнок, стала очень много читать изданий, касающихся медицины. Накапливаются знания. Когда на приём к врачу прихожу, по ощущениям, разговариваю с ним на одном уровне. Это нынче немаловажно. Если бы было время на второе образование, поступила бы в медицинский вуз. А вообще, перед тем, как оказаться в творческой среде, я поступала на юриста. Если бы сложилось, стала бы адвокатом.

– В кино или «на театре» ты могла бы сыграть доктора?

– Конечно, да.

– А в кино ты хотела бы сыграть?

– Наверно, хотела бы. Но для этого нет времени. Т.е., я думаю, если этим заниматься, то нужно выбирать конкретно – либо в театре живёшь на сцене, либо занимаешься кинематографом. Постоянно в кастингах, съёмках – тут всё дело во времени. Кроме того, нынче искусство в театре, а в кино, по-моему, только деньги. Ну и возможность засветиться. Да и то, в основном, в сериалах.

– Слушай, а какие ещё хобби есть, помимо того, что ты много читаешь про медицину?

– Конкретного хобби нет. Пока у меня маленький ребёнок, моя вторая профессия – материнство. Да и раньше особенно много хобби не было. Всё, что нужно делать руками, я могу, но неусидчива. Сшить – сошью. Мне это будет интересно, но тягостно, хотя сделаю хорошо. Ну и, конечно, читаю иногда. Было бы больше свободного времени, читала бы больше, столько еще интересного не изучено мною…

– Может, потом и в писательском деле себя попробуешь? Сужу по тому, как ты интересно, образно отвечаешь.

– Да, когда повествую, образы рождаются в голове, а сюжетные линии «раскидываются», как ветки, в разные стороны... Если бы кто-то подсказал, научил, как писать произведения, как чётко выстраивать… Даже на экзаменах мне говорили: «Кать, говорить умеешь, но вот поконкретнее бы!»

Переходим совсем к конкретике. Коротко обо всём с Екатериной Юрковой:

Быть или не быть?

Быть, конечно!

Чёрное, белое?

Чёрно-белое.

Война, мир?

Победа.

И, в целом, это победа! Спасибо за приятную беседу!

Оригинал на https://wik-end.com/media/intervyu/intervyu_4346.html

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru
dramteatr_tver@mail.ru

PR

news@tatd.ru

Тверь. Советская, 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Яндекс.Метрика