Ирина Погодина: «Профессия выбрала меня…»

Газета "Вся Тверь" (газета-вся-тверь.рф); Андрей Вартиков

Ирина Погодина: «Профессия выбрала меня…»

В Тверском академическом театре драмы начался новый театральный сезон. Не за горами премьера спектакля «Восемь любящих женщин», одну из которых – Огюстину – играет артистка Ирина Погодина. Собственно, это и стало причиной для нашей встречи, хотя я давно хотел поговорить именно с этой актрисой. О магии. Магии ролей, перевоплощения, да и вообще магии театра. С разговора о мистике и началась наша беседа.

— Ирина, тот, кто видел спектакль «С тобой», поймет мое любопытство. Театр и так принято считать магическим пространством, полным мистики, а тут мистика в квадрате. Кинопродюсер Юрий Нечаев (Александр Сафронов) и его жена Елена, которую играете вы, глава издательства «Третий глаз», вместе прожили четырнадцать лет, в которых были любовь и ненависть, верность и предательство, нежность и скандалы. И вдруг они задаются вопросом: что с ними будет по окончании земной жизни? Встретятся ли они в иной вселенной? И хотят ли этого? Но это спектакль. А есть ли место для мистики в вашей жизни?

— Есть. Я верю в мистику, верю в загробную жизнь. Верю в то, что люди, уходящие в мир иной, продолжают поддерживать с нами связь. Более того, я ощущала эту связь на себе. Много раз. И после ухода из жизни моих родителей, и после ухода Сан Саныча (нар.арт. России Александр Чуйков). Порой я чувствую их рядом с собой. Я ощущаю их энергетику. Иногда я с ними разговариваю. Часто езжу на кладбище, чтобы поговорить с ними.

А про спектакль «С тобой»… Мы с артистом и режиссером Александром Сафроновым играем его уже много лет. Моя роль меня не пугает, хотя в театральной истории есть много примеров, когда роль оказывает воздействие на судьбу актера… Чаще всего в этих случаях вспоминают «Мастера и Маргариту». В спектакле «С тобой» мне приходится переступить через черту жизни и смерти, но я никогда об этом не думаю в реальной жизни. Совершенно спокойно езжу на машине, хотя моя героиня разбивается.

— А когда вы выбирали свою профессию, вы задумывались о том, что театр – магическое место? Или думали только о славе и аплодисментах?

— А я профессию не выбирала, это она выбрала меня. Я ведь никогда не мечтала быть актрисой. До девятого класса была обыкновенной прилежной девочкой. А в десятом классе влюбилась. Перестала ходить в школу. Меня «попросили уйти». Но ведь нужно было учиться дальше! У моей мамы были знакомые в строительном колледже (рядом с бассейном «Радуга»), куда она меня и пристроила. Но я и там не доучилась. Только завершила среднее образование, не добравшись до специальных предметов. Понятное дело, что без семейного совета не обошлось. Мама предложила пойти по ее стопам и стать бухгалтером. Но я отказалась. Тогда она развела руками: «Кем же ты хочешь быть?!»

И вот тут, видимо, вмешалась мистика. Я вдруг сказала: «Пойду в актрисы!» Многие мои подружки мечтали о славе, а я… ответила первое, что пришло в голову. Так случилось, что как раз в тот год Сан Саныч и Вера Андреевна делали второй набор тверского курса Высшего театрального училища имени Щепкина… Сейчас думаю, что если бы не такое счастливое стечение обстоятельств, я бы, наверно, стала ветеринаром: очень люблю собак. У меня их две, одна из которых играет в спектакле «Ужин дураков».

— И все было легко и просто…

— Не совсем так… Начнём с того, что я не была девочкой, которая приходила в восторг от одного упоминания Островского. Соответственной были и одежда, и макияж. Молодая, ярко накрашенная особа в мини-юбке. А ведь ученица театрального вуза не должна выглядеть вызывающе. Нам прививали вкус во всем – в манерах, литературе… Всех сотрудников театра мы должны были заучить по имени и отчеству и обязательно здороваться. Но не дай бог сказать «здрасьте», только «здравствуйте»! Через сцену можно было проходить лишь тогда, когда там не идут репетиция или спектакль.

— Эти перемены не встретили в вас сопротивления?

— Нет. Скорее, сделали человеком ответственным и более спокойным.

— И больше в вашей театральной жизни уже не было мистики? А ведь многие ваши коллеги рассказывали мне о чудесах, которые происходят на сцене. Пришел в театр больной актер, вышел на сцену – и болезни как не бывало.

— Такое происходило и со мной, но я думаю, что это в большей степени физиология. Умение концентрировать свои силы, когда это необходимо. То есть вполне объяснимо. Был же случай, который объяснить я до сих пор не могу. 1 сентября, мы пришли на второй курс. Ко мне подошла Вера Андреевна и сказала: «У нас ушла актриса, ты будешь играть Нину Заречную» («Чайка» А.П. Чехова). Это было так неожиданно… Естественно, я ничего толком не сыграла, было очень страшно… Вокруг меня были уже профессиональные артисты, а я должна была испытать и любовь, и страсть, и даже впервые целоваться с партнером по сцене – Александром Павлишиным… В октябре я вышла на сцену. И не зря моя фамилия – Погодина: я на всю жизнь запомнила погоду того дня! Ничто не предвещало ни дождя, ни тем более грозы. Спектакль начался в шесть вечера. И тут же загремел гром! И на продолжении всего спектакля гремело, шел сильный ливень. Мое состояние полностью соответствовало состоянию погоды. А когда я вышла из театра, уже ничто даже не напоминало о том, что был дождь.

— Испытание первой ролью?

— Не знаю. Но к концу спектакля у меня уже текли слезы, не потому, что так было нужно, а от дикого волнения. Я перестала что-то понимать. После спектакля я буквально расплылась по стенке. Вера Андреевна подошла, похлопала меня, погладила по голове и сказала: «Ничего, ничего, будешь хорошей актрисой».

— Учитывая вашу занятость, ее предсказания сбылись. А вы чувствуете, что вам дадут новую роль? Видите какие-то знаки?

— Я никогда об этом не думаю. Вообще считаю, что лучше сыграть мало, но хорошо, а главное, чтобы это нашло отклик у зрителей. Когда идет роль за ролью, к сожалению, актер может потерять свою многогранность, стать одинаковым… К тому же я всегда переживаю о том, что из-за обилия работы мало времени уделяю дочери. Вот в октябре выпустим премьеру спектакля «Восемь любящих женщин», в декабре – новогоднюю сказку «Летучий корабль». Но я, конечно, все равно жду приятных сюрпризов…

— Как роль Заречной, особенно в первый раз?

— Да (смеется).

— И как же прошли поцелуи с Павлишиным?

— Так получилось, что до определённого периода он был единственным актёром, с кем я целовалась на сцене (смеется).

— И все-таки… Вы когда целуетесь с партнером, что-то испытываете? Ведь зритель должен верить в вашу страсть? Есть какая-то химия? Ведь на сцене вы уже перестаете быть собой?

— Это не так. Я остаюсь Погодиной, просто в предлагаемых обстоятельствах, потому что считаю, что актер не должен терять контроля над собой и понимать, что происходит на сцене. По-моему, отключаться совсем нельзя, иначе пострадает здоровье (смеется).

— То есть с Павлишиным вы целовались…

— Да, целовались, но только в рамках спектакля и актерской задачи.

— Ну, хорошо, оставим эту деликатную тему. Если только в «Восьми любящих женщинах» вы снова не целуетесь с Павлишиным.

— Александр Павлишин – режиссер спектакля. И хотя мужчина в спектакле все же есть, но пусть то, что будет происходить на сцене, останется загадкой. А вот роль у меня очень интересная. Я играю своеобразную дамочку-истеричку: сорокалетнюю девственницу, озлобленную на весь мир… Роль и интересна, и по-своему эмоционально сложна.

Знаю, что по пьесе Робера Тома уже снимали одноименный французский фильм, но я его не смотрела. Специально. Ведь это мешает, так как ты можешь неосознанно попытаться подражать и создавать образ, который уже всем хорошо знаком.

— Премьерный спектакль получается любопытным?

— Конечно! Думаю, зрителю будет интересно. Вообще, в спектакле заняты практически все ведущие актрисы театра. А образы у всех колоссально разные. Некоторые – очень неожиданные. Если честно, то я сама до конца не совсем понимаю логического построения сюжета. Но то, что будет и смешно, и грустно, и трогательно, это точно. Кто-то из мужчин обязательно подумает – это моя жена, однозначно!

— Вы ведь уже давно играете в Тверском театре драмы?

— Больше восемнадцати лет.

— Вы ни разу не пожалели о том, что профессия выбрала вас, а не наоборот?

— Всякое случалось. И жалела, и уходить собиралась. Но это все эмоции. Я очень отходчивый человек. Но знаю, что честно прожила эти годы. Я всем довольна. Очень люблю театр, своих коллег. Они же мои друзья, мой муж работает в театре…

— Очень буднично вы отвечаете на этот вопрос. А как же страсти, ревность?

— Зная всю театральную кухню, зная меня, он не ревнует.

— Даже к вашей публичности?

— Напротив. Он очень гордится тем, что его жена – актриса. И своей профессией гордится. И я знаю, что с таким мужчиной можно прожить всю жизнь!

— …Неужели вы не мечтали о славе, о кино?

— У меня никогда не было потребности найти себе агента, поехать на кастинги – я не тщеславный человек. Правда, одна работа в кино мне очень запомнилась. Это были съемки у Дмитрия Астрахана по сценарию Олега Данилова. Кстати, он и порекомендовал меня режиссеру, за что я ему очень благодарна.

— На этом ваша любовь с кино и закончилась?

— Все-таки в театре работать гораздо комфортнее. Меня пугает то, что в кино в итоге может остаться дубль, который мне не понравится. И я не смогу это исправить, сыграть лучше. Несомненно, мой Тверской драмтеатр мне ближе. Ведь это мой родной дом.

Оригинал на http://www.xn-----6kcalbbrfn0iijf7msb.xn--p1ai/?p=21576

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru

PR-отдел

pr@tatd.ru

Тверь, Советская 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Hot

Подписка на новости

Яндекс.Метрика