Как антикультура и классика уживаются в одном человеке

Газета "Вся Тверь" (газета-вся-тверь.рф), текст Андрей Вартиков, фото из архива театра и личного архива Геннадия Бабинова

Как антикультура и классика уживаются в одном человеке

22, 23, 24 апреля в Тверском театре драмы – очередная премьера. «Не все коту масленица». Это комедия Островского. Хотя то, что увидит зритель, вряд ли уже можно будет назвать каноническим вариантом. Мои частые походы в театр позволили проникнуть на одну из последних репетиций. Возможно, сыграл эффект привыкания. Я тихонечко сел в ложу и стал наблюдать за тем, что происходит на сцене.

Через полчаса я отчетливо понял: актерский хлеб тяжел. Одну совсем небольшую сцену актеры при мне повторили раз двадцать. Валерий Персиков каждый раз давал какие-то советы, подсказки, замечания. В общем, как и полагается мастеру, пытался довести ее до совершенства. Было чертовски интересно, на каком же варианте остановится режиссер, но ко мне подошел Геннадий Бабинов и шепнул: «Я освободился, мы можем пообщаться».

Мы шли по извилистым коридорам театра, а в голове застрял мотив песенки, которую я услышал на репетиции. Абсолютно примитивный, но очень въедливый. Я даже стал его напевать, чем вызвал улыбку молодого актера.

Геннадий действительно молод, но у него уже есть свои поклонники. В этом нет ничего удивительного. За тот сравнительно небольшой срок, который он успел прослужить в Тверском театре драмы, Геннадию удалось создать целый ряд запоминающихся образов: это и Сыщик («Бременские музыканты» Гладкова), Валентин («Валентин и Валентина» Рощина), Поло («Господин, который платит» Жамиака), Хулио («Третье слово» Касона).

– Геннадий, в анонсе спектакля упоминается инструмент укулеле, на котором вы играете. Это довольно редкий инструмент для наших краев…

– Начну с укулеле – гавайской гитары. Дело было так! Мой друг детства приехал ко мне на свадьбу с этим музыкальным инструментом и исполнил несколько песен в качестве творческого подарка. Я сразу запал на его звучание и форму. Моя супруга, чуткая девушка, естественно, это заметила и буквально через неделю подарила мне его. Я тут же залез в интернет и стал изучать аппликатуру аккордов и всевозможные уроки для начинающих. Вот, «дринькаю» теперь. Возможно, что в премьерном спектакле зрителям удастся ее увидеть и услышать, но предполагаю, классическая гитара с балалайкой возьмут верх.

По поводу классической литературы. У меня с ней, мягко говоря, были сложные отношения. В школе, было дело, читал «Капитанскую дочку» Пушкина. Благодаря фильму «Вечера на хуторе близ Диканьки» осилил рассказы Гоголя. Больше – ничего из классики. Ни «Грозу» Островского, ни «Преступление и наказание» Достоевского – все мимо. «Война и мир» вообще была подобна кошмару. Признаюсь, не очень хотелось себя всем этим нагружать, тем более, когда это «надо», но не очень интересно. Хотя во многом этот интерес зависит от учителя. Отношение к классике изменилось только в ТУК имени Н.А. Львова, где я получал свое первое образование по специальности «Театральное творчество». Там пришло, так сказать, первое знакомство с ней и ее понимание. Сейчас вот получаю второе образование в Ярославском ГТИ, и уже другое понимание-осознание приходит. Думаю, это не предел.

Мое попадание в профессию можно назвать «случайной случайностью». В отличие от литературы, с математикой у меня все было в порядке. Поэтому после школы я поступил в Московский вуз на факультет «САУ». А вот мой сосед по парте, Кирюшка Соколов, тот самый парень с укулеле, уже был зачислен в ЯГТИ и очень настырно пытался сделать так, чтобы и я связал свою жизнь с актерством. Видел он, наверное, во мне что-то. Но так как на основной набор в Ярославль я уже опоздал, он посоветовал мне съездить в Тверь. Мол, потренируйся, посмотри там как и что, а в августе к нам, на доп. набор. Приехал я в Тверь и уж больше никуда не уехал.

– С математикой вы дружить перестали, а как все-таки родилась дружба с классикой, как происходило переосмысление?

– Ну почему же, математика присоединилась к творчеству и всякий раз во всем ему помогает. А дружба с классической литературой началась, наверно, как только мы начали работать с ней на сцене и понимать ее язык.

– То есть за пределами театра говорите на литературном языке?

– Частенько-с. Мне это очень помогает в жизни. Абсолютно в разных ситуациях. Очень часто из сознания всплывают цитаты. И не только из тех ролей, которые играю я.

– Это повышает статус?

– Дело не в этом. Сказанная к месту цитата порой очень точно определяет жизненные моменты и ситуации сегодняшнего дня. И даже подсказывает определенный выход. Ведь, по существу, в каком бы веке ни жили люди, они остаются людьми. Технический прогресс, наука в целом никак не смогли изменить человеческих пороков и добродетелей. Поэтому, опираясь на знание классики, вполне возможно найти выход из сегодняшних проблем.

– С этим трудно поспорить. А как обстоят дела со стихами?

– Сегодня в молодежной среде стихи опять набирают популярность. Я сам пишу стихи, увлекаюсь рэп-культурой (очень выборочно), и она вполне уживается во мне вместе с классикой. Было время, даже диск записал. Музыку к моим текстам написал мой коллега по театру, Никита Березкин, вокал – также артисты нашего театра: Евгения Голубева, Виктория Козлова, Алексей Майский.

– Есть надежда, что появятся «десятники», как в свое время были шестидесятники?

– Трудно сказать. Дело в том, что сегодня молодым поэтам очень сложно реализоваться. Да, написал хорошие стихи, даже много хороших стихов, а что дальше? Уж замуж невтерпеж. Сегодня многие предпочитают стихам, к примеру, писать бизнес-проекты!

– Почему бы вам не рвануть в Москву?

– Однажды был рывок…. После окончания училища я поехал пробовать себя в московские театральные институты. Во МХАТе и ГИТИСе слетел, а вот в «Щуке» и «Щепке» прошел все три тура. Но… я уже был при театре… начиналась семейная жизнь… да и честно, идея с Москвой первоначально не очень нравилась… Не поехал.

– Не жалеете?

– Нет. Через сезон поступил на заочное обучение в Ярославль, на данный момент остался один год до выпуска… Проба сил в Москве состоялась. Это тоже важно. Я молод, и многое у меня еще впереди.

– И полны оптимизма?

– Конечно! Несмотря ни на что! Опять же, премьера. А я вижу, что к вам привязалась музыка с нашего нового спектакля! Весь наш разговор вы не один раз ее напевали… Вот и сейчас!

– Да, честно говоря, мотив привязался.

– А вы знаете автора?

– Разве это не что-то народное?

– Нет, это Шнитке! Вас, да и всех зрителей, ждет множество сюрпризов. В спектакле звучат стихотворения А. Радищева, Н. Карамзина, Г. Державина, А. Полежаева, А. Мерзлякова, П. Потемкина, А. Бухова, А. Блока, Н. Олейникова, Р. Ивнева, вы услышите мелодии П.И. Чайковского, Д.Д. Шостаковича, А.Г. Шнитке.

– Какое это имеет отношение к Островскому?

– Дополняет, обогащает, акцентирует и помогает! Остальные вопросы к нашему композитору Г.М. Слободкину! Скажу только, что работать с этим материалом безумно интересно и приятно! Особенно мне нравится мой герой Ипполит или Апполитка, как его ласково называет Феона. Он чрезвычайно влюблен в Агничку Круглову, даже жениться хочет! Капитала вот только своего нет…

Казалось бы, все просто: получи у дядюшки Ермил Зотыча награждение за 10 лет службы, и можно идти просить руки Агнии к ее матушке – Дарье Федосеевне. Только вот дядя деньги платить не хочет… А мой Ипполит сдаваться не собирается! Что будет дальше? Зрители узнают на премьере! Всех очень ждем!

Оригинал на http://www.газета-вся-тверь.рф/?p=16445

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru

PR-отдел

pr@tatd.ru

Тверь, Советская 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Hot

Подписка на новости

Яндекс.Метрика