Касса (Пн-Вс: 11:00 - 19:00):
8 (4822) 32-09-09   8 (4822) 32-22-92

Как мы в Тверском театре драмы искали привидения

Портал «Комсомольская правда» (tver.kp.ru), репортаж Ирины Тарасовой

Как мы в Тверском театре драмы искали привидения

Конец декабря - время особенное и волшебное. Если сегодня оно больше сопряжено с ожиданием Нового года, то еще лет 100, 200, а то и 300 назад в народном понимании это было время поворота солнца от зимы к лету. День 22 декабря и вовсе называли Карачуном (самым темным днем в году), после наступления которого верили, что границы миров «того» и «этого» смешивались и что-то, могло проникнуть, как «туда», так и в мир людей.

Неспроста дни перед и после Рождества (а до революции его отмечали как раз 25 декабря) тянет поговорить о страшно-волшебном, запретном, а то и заглянуть в будущее. Хоть одним глазком. Ну, или хотя бы обнаружить то самое неизвестное, волнующее и немного пугающее в привычных для нас местах.

И в этом году им стал... Тверской драматический театр.

Впрочем, не первый раз. В прошлом году Пушкин и Онегин всем нам предсказывали будущее, и надо сказать, прогноз сбылся с вероятностью 90 %. Ну а в этом мы пошли искать по старинным коридорам драмтеатра... привидения...

ПО УЗКИМ ЛЕСТНИЦАМ И ТЕМНЫМ КОМНАТАМ

Вверх, вверх, и еще раз вверх по полутемным лестницам. И вот в одной из гримерок встречаемся с режиссером Александром Павлишиным, который и обещал стать проводником в мир того, о чем не принято говорить. В путь по тем самым коридорам мы отправляемся с фонарем. Вдруг кого встретим... А свет, он, ясное дело, все тени разгоняет.

- Ну, что, все готовы? - оборачивается Александр ко мне и руководителю литературно-драматургической части Театра драмы театра Степану Каменеву, который решил выступить в роли воина-защитника (на всякий случай). И почему-то сразу становится нервно...

Узкие лестницы каких-то незнакомых коридоров пугают, мы, не сговариваясь, замолкаем все разом и, кажется, начинаем прислушиваться даже к стенам...

- А вообще случаются здесь какие-то истории необычные? - нарушаю я молчание шепотом.

- По-другому и быть не может, - также отвечает мне Александр Павлишин. - Старинное здание имеет определенный дух, историю, энергетику. А здесь столько всего накоплено, столько было сыгранных ролей. Я уверен, что любой образ живет своей жизнью. И остается жить в театре, даже когда спектакль снимают с репертуара.

Привыкшие к полумраку, мы вздрагиваем, когда из одной небольшой двери вдруг выныривает человек. Им оказывается молодой актер Никита Бахметьев. Заметив фонарь в руке Павлишина, он подозрительно обводит нас взглядом.

- Не бойся. Мы не сошли с ума, все согласовано. Ищем привидения, - кратко отвечает Александр, и мы двигаемся дальше. На лице Никиты полное недоумение.

ДУХИ ЗАЛА

Через какие-то таинственные комнаты, переходы, где порой приходится нагибаться даже невысокой мне, выходим к ложе. Той самой, где частенько любила сидеть Вера Ефремова. В зале пока пусто и тихо. На сцене безмолвно вертится круг с декорациями «Свадьбы Кречинского». Через 15 минут начало спектакля, и всё словно замерло в его ожидании.

- Я очень люблю бывать в темном зале, - неожиданно признается Александр Павлишин. - Открою секрет: если прийти в понедельник, когда театр не работает, то сцена и зал совершенно пустые. И если сесть в центр зала под люстру, то начинаешь чувствовать плотность воздуха и почти сразу возникает ощущение, что проходишь какие-то плотные слои. Со сцены идет некий энергетический поток, который сложно объяснить.

Я пытался это как-то объяснить для себя. В спектаклях мы и смеемся, и плачем. Это обмен какими-то смысловыми энергиями. Это отдача некоей энергии. Говорят же, что для только что построенной церкви должно пройти время, чтобы она стала намоленной. Так и здесь. И за столько лет здесь уже собралась такая концентрация эмоций!

Стены хранят столько тайн, трагедий, счастливых мгновений, радости, провалов. Неслучайно в театре люди чувствуют, что попадают в какое-то магическое пространство. Это ощущаю и я, поэтому и люблю иногда посидеть и послушать зал. Я ощущаю эту энергию, накопленную годами. И это меня подпитывает.

- То есть когда зал пустой, он не пустой?

- Он никогда не бывает пустой. Как-то раз я привел туда сына, и он сказал: «Папа, такое ощущение, что мы не одни».

За время беседы доходим до кулис и спустя секунды понимаем, что и мы здесь не одни. В черных тенях-шторах прятались артисты, которые и сами в тот момент казались то ли тенями, то ли призраками. Шепот, плавные, замедленные движения, взгляды - все это лишь усиливало ощущение чего-то нереального. Вот в легком платье промелькнула Аманда Кварацхелия, а вот пробежал Илья Быков... Самого мистического Кречинского (Тараса Кузьмина) мы не застали. Но дух его явно присутствовал.

- А есть у артистов какие-то запреты, что нельзя делать или куда-то заходить, особенно перед спектаклем?

- У каждого есть что-то свое, - уверен Александр Павлишин. - Я как человек верующий, православный, выходя на сцену, перед спектаклем, каждый раз читаю молитву. Для меня это внутренний ритуал, какой-то оберег и благословение. Кто-то, например, целует кулису... Объединяет всех нас благоговейное отношение к тому, что будет происходить. Ведь спектакль - это таинство. Никто не знает, получится ли он сейчас или нет. Но всегда нужно готовиться к тому, чтобы чудо произошло.

ОТВЕТ - НА МАЛОЙ СЦЕНЕ

Вы хотите узнать, нашли ли мы в итоге привидение? Нашли. На малой сцене, где в эти дни состоялись премьерные показы спектакля «Привидения».

- Не зря же мы выбрали для премьеры пьесу Ибсена с таким интригующим названием. Там как раз есть большой центральный монолог героини про привидения и скелеты в шкафу, - рассказывает уже потом Александр Павлишин. - Как шла работа над спектаклем? Препятствия всегда есть, но каких-то совсем страшных не было. Например, были сложности с оформлением, потому что одновременно выпускались два спектакля: «Доходное место» на большой сцене и «Золушка». И мы шли как бы вторым эшелоном. А потому были вопросы с финансированием. Неожиданно к нам пришло решение - мы придумали, что это будет мастерская художника, которая позволит проникнуть в его внутренний и очень сложный мир. И вдруг после этого на складе неожиданно нашелся огромный рулон холста. А потом еще и картины, которые остались в бывшем кабинете, где работали художники. Они там лежали, может, 20, 30 или 50 лет. И это тоже накопленная энергия. То есть как-то всё сошлось, чтобы спектакль получился.

КАЖДОМУ ШКАФУ - СВОЙ СКЕЛЕТ

Пересказывать постановку - дело неблагодарное... Для каждого она получилась своей. Скажу лишь, что попасть на нее я смогла далеко не сразу. И даже тогда - переполненный зал, приставные стулья и занятые ступеньки. Такого малая сцена не помнила давно. И да, в финале всегда: «Браво!»

Вызывающе яркая Регина Энгстран (артистка Екатерина Юркова), жесткий и хитрый столяр Энгстран (заслуженный артист России Валентин Кулагин), сдержанный и внешне холодный пастор Мандерс (артист Алексей Майский), страстная, но глубоко несчастная госпожа Элена Альвинг (артистка Дарья Плавинская) и, наконец, сходящий с ума её сын, талантливый художник Освальд (артист Никита Бахметьев).

Непростой сюжет, великолепная игра актеров (потрясающее проживание жизни героя на сцене Никитой Бахметьевым восхитили каждого зрителя - Ред.) - это все спектакль "Привидения".

Эта постановка о том, что в каждой семье и в каждом человеке есть свои тайны или те самые «привидения». Они были и сто, и двести лет назад. И, наверное, будут всегда, пока не появится честность, искренность и доверие в отношениях между людьми.

- Интересен ли такой спектакль? Очень. Ведь он рассказывает, как постараться избежать того, что не делает нас счастливыми, - отмечали после просмотра зрители.

Оригинал: https://www.spb.kp.ru/daily/27073/4143983/

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Юдина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

dramteatr_tver@mail.ru

PR, сотрудничество

news@tatd.ru
tatd22@mail.ru

Тверь. Советская, 16

Касса c 1 сентября:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Яндекс.Метрика