Я всё могу. Или почти всё…

Газета "Тверские ведомости" (vedtver.ru), Виктор Чудин

Я всё могу. Или почти всё…

Один из ведущих актеров академического театра драмы, аксакал тверской сцены, Константин Глебович начал свою профессиональную карьеру 46 лет назад. Из них 40 отдано служению ТАТД. За это время сыграно около двухсот ролей в огромном количестве знаковых спектаклей, среди которых один стал театральной визитной карточкой Верхневолжья.

Прогулки по «Вишневому саду»

Прогулки – это, конечно, сильно сказано. В том смысле, что слишком легко и поверхностно. Но после именно с роли Прохожего (то есть прогуливающегося человека) суждено было Константину Юченкову начать разноплановое постижение этого чеховского шедевра. Произошло сие начинание в страшно сказать каком году, на еще целомудренно премьерных показах «Вишневого сада», поставленного молодой тогда Верой Ефремовой.

Затем последовали многочисленные интерпретации, так называемые новые версии спектакля, который тем не менее оставался в зрительском восприятии все тем же, много лет идущим и при этом почему­-то периодически вдруг объявлявшимся премьерным. В самом деле, откуда, скажем, молодому человеку знать, что нынешний «Вишневый сад» совсем не тот, на который когда­-то ходили его родители.

Однако кроме такого, стороннего, взгляда на спектакль с примелькавшимся (хочется надеяться – не надоевшим) названием существует другой, который как бы изнутри наблюдает за метаморфозами, действительно происходящими в его обновленных сценических вариациях. Эта подспудная правда видна глазами актеров, десятилетиями занятых в спектакле-­долгожителе. Один из них – мой замечательный собеседник.

Вслед за Прохожим Юченков сыграл в «Вишневом саде» Епиходова, затем выходил на цену в роли Лопахина…

Свое многоликое участие в этом спектакле актер расценивает как подарок судьбы.

Роль режиссера

Банальным, общим местом стало признание актеров в том, что они всякий раз перед началом очередного спектакля испытывают трепетное волнение, от которого не спасают ни профессионализм, ни сценическое долголетие. Константин Юченков в этом смысле не исключение. Более того, ему не раз пришлось (или посчастливилось) ощутить на себе двойную дозу подобного эмоционального допинга. Так было со спектаклем Джованни Боккаччо «Декамерон», когда произошло не простое клонирование некогда уже шедшей постановки Бориса Голубовского, а ее совершенно новое прочтение, которое и осуществил Константин Юченков.

Был еще один режиссерский опыт: пьеса «Норвежский круиз», которая уже три с лишним года идет с аншлагом на малой сцене театра. Константин Глебович считает эту работу плодом случайного стечения обстоятельств. Его дочь окончила МГУ по специальности «норвежский язык». Будучи на практике в Осло, посмотрела спектакль, который ей настолько понравился, что она его перевела на русский. Пришлось подставить отцовское плечо и сыграть роль постановщика. Судя по всему, она очень даже удалась. Тем не менее Юченков не считает себя режиссером: «Это абсолютно другая профессия, иной взгляд на мир. Да и характер тут нужен особый, много тверже, нежели мой. И потом, меня всецело устраивает замечательная профессия актера, с ее уникальной возможностью сыграть-­прожить множество разных судеб».

Всё немножечко в прошлом

Актеры также частенько говорят о своей физической усталости после спектакля, о чем свидетельствует влажный, а то и текущий грим на их счастливых лицах в поклонном выходе перед публикой.

Одной из недвусмысленно намекающей на возраст была для Константина Юченкова роль Кота Леопольда в популярном детском спектакле, давно уже отметившем свое совершеннолетие на сцене ТАТД. Юченков играл в нем лет двадцать. Приходилось (даром что народный артист) танцевать, петь, прыгать, висеть головой вниз… Для любого (особенно молодого) актера это школа феерическая. Здесь, пожалуй, как нигде, можно ощутить творческую раскрепощенность, дать волю импровизации, наконец, просто от души порезвиться в своем праздничном ремесле, даже подурачиться. Для Константина Глебовича это было к тому же нелишним напоминанием о необходимости всегда держать себя в форме.

– А сейчас бы вы сыграли Леопольда?

– Почему нет? – ответил мой собеседник и заверил, мол, сил хватило бы. Потом с грустинкой добавил: – Хотя, конечно, всё уже немножечко в прошлом…

Ничуть не сомневаюсь, что он действительно смог бы и сегодня в свои почти семьдесят от души порезвиться в этой «нечеловеческой» роли.

И все же напоминание быть в форме «нелишнее», поскольку, по его твердому убеждению, давно уже ставшему чуть ли не пожизненным комплексом, вес у него уж точно лишний. С ним он борется «с переменным успехом» с юных лет.

Честно говоря, мне и в голову не могло прийти, что мы коснемся этой темы. На мой взгляд, в настоящее время Константин Глебович хоть и не тростинка на ветру, но вполне подтянутый и даже где­-то элегантный мужчина. Возможно, он празднует нынче временную победу над лишними килограммами? Как бы то ни было, я скорее из приличия спросил: в чем секрет его пусть и переменного, но все­-таки успеха в борьбе с этим коварным противником?

Особого секрета, как ожидалось, у него не имеется. Посильные ограничения в еде и давнишнее увлечение большим теннисом. Вот здесь полезное самым тесным образом сочетается с приятным. Удовольствие приносят не столько спортивные игры (дважды в неделю), сколько общение с милыми его сердцу друзьями и приятелями, людьми разных профессий, которые в теннисном корте нашли не только «оттелину», но и «отдушину». Благо, физкультурные пристрастия Кремля переключились на татами, и Константин Глебович может спокойно говорить о своем увлечении, не рискуя при этом дать повод для очередного иронического комментария.

P.S. За свою насыщенную творческую карьеру Юченков сыграл множество ключевых ролей в спектаклях, поставленных по произведениям Достоевского, Чехова, Островского и других, в основном русских классиков. И только дважды он прикоснулся к заветной мечте любого драматического актера – к Шекспиру. И к тому же в комедиях – «Два веронца» и «Двенадцатая ночь».

Сегодня, осознавая весь утопический романтизм подобных желаний, он высказал робкую надежду сыграть все­-таки «Макбета» или «Ричарда III». А почему бы не помечтать? Теперь, когда пришло зрелое ощущение мастера, когда практически все секреты профессии тебе ведомы и ты можешь, не бахвалясь, заявить: «Я всё могу. Или почти всё…».

Три вопроса Константину Юченкову

– Актер, сыгравший так много ролей, рискует в них раствориться, потерять свое эго. Вы согласны с таким утверждением?

– Лично мне нечто подобное не грозит. Какую бы роль ни играл – играю себя «в предлагаемых обстоятельствах». Обстоятельства разные, персонажи разные – и роли тоже разные.

– Даете ли вы волю своей творческой фантазии, импровизируете ли в работе над ролью или во всем полагаетесь на режиссера?

– Я послушный и дисциплинированный служитель Мельпомены, но, конечно же, стараюсь, в меру своей компетенции, принимать участие в процессе подготовки спектакля. Люблю привносить внешнюю характерность – экспериментирую с костюмами, с гримом, с интонационными и голосовыми особенностями речи. Где-то использую особый говор, где-то пришепетываю и так далее.

– В беседе вы сказали, что всё немножечко в прошлом… А в будущем?

– В будущем, надеюсь, еще «множечко». По крайней мере, кураж актерский при мне, никуда не делся, да и задействован я в репертуаре по полной программе. Так что еще поживем-поиграем!

Оригинал на http://vedtver.ru/news/59912

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru

PR-отдел

pr@tatd.ru

Тверь, Советская 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Hot

Подписка на новости

Яндекс.Метрика