Валентин Гафт всегда ненавидел любовные сцены и стеснялся целоваться

"Комсомольская правда" (kp.ua), Анастасия Плешакова

Валентин Гафт всегда ненавидел любовные сцены и стеснялся целоваться

- Валентин Иосифович, народную любовь ощущаете, например, когда прогуливаетесь по Рижскому взморью?

- Я никогда не думал, что буду известным. Вот Евстигнеев и Леонов были известными. Им даже на улицу выйти было сложно. Но сцена и жизнь - разные вещи. Александр Вертинский чуть ли не мелом мазал лицо, чтобы таким образом спрятаться за маской. Артист на сцене - это перевоплощение, а в жизни он совершенно другой человек. Но все взаимо­связано: если в жизни совершаешь неприличные поступки, потом это отражается на том, как ты играешь .

- Помните, как вы решили стать артистом?

- Это случилось, когда, будучи ребенком, я посмотрел в детском театре спектакль по пьесе Сергея Владимировича Михалкова "Особое задание". Я поверил всему, что происходило на сцене. Я был уверен, что это не взрослые актрисы, которые играют детей, а настоящие мальчики и девочки. И вокруг не бутафория, а настоящий забор, настоящий дом. Это была жизнь. И это отношение к театру осталось навсегда.

- Что вас сегодня радует в жизни?

- Слава богу, что люди ко мне хорошо относятся. Стараешься мерзостей не делать, хотя сейчас под моей фамилией печатают мерзопакостные стихи. Меня это очень расстраивает. Конечно, подавать в суд и оправдываться, что это не я, не собираюсь. Я не живу в интернете, но мои соседи, знакомые показывают эти стихи. Это гадость. Мне недавно принесли "исследования эпиграмм Гафта". Там всерьез обсуждают то, что я никогда не сочинял, но то, что пишут под моим именем. Эпиграмма не такая уж безобидная вещь.

- А вы помните свою первую эпиграмму?

- В Театре на Малой Бронной режиссер Андрей Гончаров ставил пьесу Генриха Боровика. На банкете после премьеры, когда поздравляли создателей спектакля, я прочитал эпиграмму. Я знал, что Гончаров очень любил собирать грибы. Он мог часами ходить по лесу. И вот что я написал:

Грибных дел мастер Гончаров,

В лесу грибы искать здоров.

Так гончаровская рука

Нашла в лесу Боровика.

- Наверное, за эпиграммы на вас часто обижались ваши коллеги?

- Большинство моих эпиграмм посвящены людям, которые мне дороги. Например, Мише Козакову или Ролану Быкову. Они их понимали и не обижались. А вот с Никитой Михалковым у меня сложные отношения из-за эпиграммы на Михалковых, хотя не я ее автор. Она была написана не то в ХVIII, не то в ХIХ веке. Я лишь поменял в этой эпиграмме фамилию. "Россия! Чуешь этот странный зуд?! Три Михалкова по тебе ползут!".

Но сейчас в основном пишу лирические стихи. Я привез диск Рахманинова. Его музыка произвела на меня такое впечатление, что я захотел написать стихи.

Рояль, Рахманинов,

мне кажется,

он знает,

Что для меня

сегодня он играет.

Живой без времени,

без года и без века.

О Боже, сколько тайн

в душе у человека.

БЫЛО ДЕЛО

Как Неелова c ним целовалась

Прекрасная Марина Неелова не раз выходила на сцену театра "Современник" с Валентином Гафтом.

- У нас была любовная сцена в спектакле "Три сестры", где я играла Машу, а Гафт - Вершинина, - вспоминает Марина Мстиславовна. - А Валя не любит, когда ему нужно играть любовь, - стесняется. В спектакле моя Маша сидит на рояле, вся в слезах. В этот момент Валя - Вершинин должен меня схватить, положить на рояль и поцеловать. "Не-е-е, Галюнь, - говорит он режиссеру Волчек. - Я не буду ее целовать, я не знаю, как это".

Тут один молодой артист говорит Гафту: "Я могу показать". И мы с ним целуемся, а Валя Гафт между нами третьим втискивается. И говорит: "Мне нравится. Я тебя тоже поцелую по-настоящему - на премьере"... Жду с ужасом.

Премьера. И вот я - на рояле. Гафт подходит ко мне, хватает, наклоняется - и мое лицо уходит в него. Я вижу все - Валины гланды, желудок... Потом он, как вантуз, чмокает и вытирает губы. "Вот так вот", - говорит Валя, будто после этого поцелуя я должна уйти в декрет.

Дальше он взялся импровизировать с поцелуем. То кашлянет прицельно в меня как раз на пороге поцелуя, то говорит, что волос у него в горле застрял... В конце концов я ему сказала: "Я, кажется, заболела". "Я не буду тебя целовать", - сказал мнительный Валя. Только так я от его поцелуев и убежала!

Оригинал на http://kp.ua/culture/511036-valentyn-haft-vsehda-nenavydel-luibovnye-stseny-y-stesnialsia-tselovatsia

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Вероника Калинина

Руководитель литературно-драматургической части
news@tatd.ru
8 (4822) 34-54-64

Администрация

info@tatd.ru

PR-отдел

pr@tatd.ru

Тверь, Советская 16

Касса:
(4822) 32-09-09
(4822) 32-22-92
Пн-Вс: 11:00 - 19:00
Hot

Подписка на новости

Яндекс.Метрика